Некукольное творчество Лии Поздняковой и Вадима Мартина


admin

«НЕКУКОЛИ» это арт-дуэт Лии Поздняковой и Вадима Мартина - московских художников, лауреатов всероссийских и международных выставок, членов Творческого Союза Художников России и IFA. Работы «НЕКУКОЛЕЙ» находятся в музеях, галереях и частных коллекциях многих стран мира. Творя на стыке кукольного искусства с авангардными течениями современности, они стараются максимально полно выразить свои идеи.
Сегодня мы заглянули к ним в гости на чай, чтобы пообщаться и погрузиться в творческую атмосферу старой московской квартиры.
— Админ: Как вы пришли к искусству
?
Вадим: Мы всегда в нем жили, мы в нем родились. Мой дедушка - полковник, служил в штабе Московского округа, был, представьте, очень художественный и творческий человек, писал стихи, мемуары, играл на гитаре, участвовал в постановках полкового театра. Наверное, это у меня от него. И я все время хотел заниматься кино.
— Админ: Какие темы волнуют вас и чаще всего находят отражение в ваших работах? Чем вы вдохновляетесь?
— Вадим: характером и свойствами человеческой натуры.
— Лия: в живописи – это некая точка, чтобы ее можно было развернуть в мысль, идею, и чтобы зритель мог это считать и, как мне иногда говорят на выставке, «в это просто провалиться». Вот, к примеру, картина «Летний дождь». Сюжет её прост. Но её у нас покупают бесконечно. Людям она мила.

Очень важно, чтобы человек ушел с горящими глазами, а не просто оставил деньги со словами «это хорошо закроет дырку на обоях» или «подойдет к цвету стен и будет классно». Несколько лет назад была у нас выставка «Салон авторских кукол» на Тишинке. На стенд к нам заходит приятельница и мы рассказываем, что прямо сейчас продали куклу женщине, которая в неё совершенно влюбилась. И она нам говорит, что да видела, видела, идет «чуднАя» дама, несет коробку перед собой, глаза горят и народ ее обтекает... А она – счастливая!
Часто мы предлагаем покупателям упаковать картину, а они отказываются, несут ее до машины, впереди себя, мы уж переживаем, как в лифт входить будут. Это самое важное, самое приятное, самое интересное для художника, когда человек понял, или увидел своё, ведь мы закладываем одно, а он видит другое.
Вот простенькая такая работа – «Лунная рапсодия»

— Админ: мы выросли в деревне, окно выходит на север и небо там такое же, могу сказать, что «Я это видел»!
— Лия: вот – вот! Или, например, говорят: «О, и печка у нас такая же, кот был Васька, а дедушка меня лопатой, когда у него на огороде морковку драл». Ассоциации идут ваши, не мои!
— Админ: А как эти идеи приходят? К кому из вас?
— Лия: у нас есть знакомый, известный коллекционер, хорошо с ним общаемся, он поначалу всегда спрашивал: «Я хочу знать, кто это придумал?», а мы ему отвечали, - «Мы!». Он говорил: «Так не бывает!» До сих пор так и не верит в то, что так бывает.
Идеи приходят по-разному, очень часто мы отталкиваемся от названий выставок. Но при этом всегда хочется сделать что-то небывалое.
Вот, например, работа «Я не умер».

Да, это тополь, у которого обрезали ветки, я даже сначала изобразила листочки, отошла, посмотрела и подумала «простенько как-то», не толкает мысль. Ну и замалевала все эти веточки и листики. И получилось лучше, тоньше.
То есть у человека должно возникнуть собственное понимание каждой работы, - «Почему не умер?» - «Да потому, что его просто обрезали». И когда человек догадывается, то начинает себя уважать, - «Я же могу понять, значит не дурак!» В наш сумасшедший век, когда всё на ходу, всё бегом, человеку нужна какая-то точка покоя. Вот когда он пришел домой, разулся, нырнул в тапочки, упал на диван и на что-то смотрит и ему хорошо, в своих мыслях.
— Админ: да, часто замечаю в транспорте, люди листают картинки в соцсетях, причем одни и те же. Мне некогда заниматься подобным, но, бросая случайный взгляд, понимаю, что каждую картинку видел уже десятки раз. И думаю, а они-то сколько раз их видели – тысячи? И, тем не менее, продолжают смотреть, гладить экран, ставить никчемные лайки. Бездумно потребляя чужие смыслы и жизнь, превращают себя в биороботов, помещая мозг в виртуальный ГУЛАГ, перестают мыслить, становятся никчемными. А произведения искусства обладают обратным эффектом - помогают думать, генерировать идеи, потому что они из реальности.
— Лия: вот и мы стараемся, особенно, когда приходит молодежь, отдавать работы недорого. Нам не сложно, есть работы вполне бюджетные, есть конечно и дорогие, например – «Портал», она много где выставлялась, мы с ней выезжаем. Она нас представляет.

Если человек влюбился в работу, то вопрос цены часто не принципиален, потому что нам нравиться смотреть на его восторг, лицезреть его чувства и эмоции.
— Админ: ну людей еще нужно приучить к тому, что искусство может быть важнее каких-то материальных вещей.
— Лия: да, мы стараемся объяснить, просвещаем. Вот обратите внимание. Раньше было модно демонстрировать свою навороченную машину, потом часы. Сейчас, когда всё у всех есть, быть богатым – значит потратить деньги на что-то не очень нужное, но близкое тебе по душе. И когда друзьям рассказываешь, что купил вот эту штучку за несколько десятков тысяч рублей, они понимают, что деньги у тебя есть.
— Вадим: наступило время ненужных вещей потому что нужное уже у всех есть.
— Лия: людям нужно понять, что приобретение предметов искусства в конечном счете рождает такие же ощущения материального благополучия, как дорогие часы или машина, окружающие начинают тебя уважать.
— Админ: в одной из презентаций мы писали, что задача Молекуса – снять искусство с музейных полок, дать понять людям, что это не что-то недостижимо супервысокое, а может находиться и у тебя дома, быть модным аксессуаром современной жизни.
— Вадим: возвращаясь к вопросу откуда мы всё это берем – из жизни. То есть, даже писатели фантасты не в состоянии придумать того, чего они не видели. Отправной точкой всегда служит реальность. Вот, например, наш «Бретёр»:

Это уличный кот-задира, причем изначально бретёром называли человека, который всяким образом подначивал человека к дуэли, сам прекрасно знал дуэльный кодекс, отлично управлялся со шпагой и не оставлял шанса своему оппоненту. Часто «работал» за деньги, устраняя тех, кто мешает.
— Админ: Когда начинали работать, какие трудности были?
— Лия: а не было трудностей.
— Вадим: пожалуй, самая большая трудность возникла, когда мы сделали свою первую куклу по имени Аффа. Но это была трудность специфического свойства, творческого.

Мы с ужасом поняли, что она такая же, как и у других. Нужно было сделать что-то, чем она будет отличаться. Ведь сейчас даже манекены в магазинах просто совершенны. Тогда мы сделали ей цветные волосы, собачек с которыми она гуляет заменили на вот таких странных существ, дали в руки летающего бегемота и назвали «В нездешней провинции». То есть это деревенская девочка, но не у нас, она из параллельной реальности.
И дело вот ещё в чём… Мы - не художники. Художников с детства учат копировать, например, природу или больших мастеров. Это входит в их генетический код. Суриков, к примеру, разыскивал конкретного нищего, чтобы изобразить его в своей работе «Боярыня Морозова». А мы - киношники, наша задача – овеществить идею. Мы заходим именно с этой стороны, не копируем, зачем ещё одна кукла - принцесса? У кинорежиссёра есть тема, идея, сверхзадача. Тема это - «Про что?»; идея это - «Как?»; и сверхзадача - это ваше восприятие. То есть, как подать идею, чтобы вы меня поняли. А отсюда уже выбор выразительных средств – цвет, форма, жест, поза и материал. Каждая наша скульптурка – это артист на главную роль. Каждый жест это - стоп-кадр.
Это сложно, требует массы умений. Но, если нет какого-то навыка, мы его изучим. Главное – сделать так, чтобы тебя поняли. Мы тратим массу времени на то, чтобы быть понятыми.
— Лия: и очень важная часть работы - это её название, то есть лингвистическая составляющая. Она дает толчок вашей мысли, направляет зрителя в нужное русло.
— Админ: Есть ли у вас ученики?
— Лия: да, у нас много учеников, мы проводим только индивидуальные занятия вживую, глаза в глаза. Люди приходят к нам со своей идеей, и мы помогаем её воплотить в жизнь.
— Вадим: зачастую мы помогаем человеку научиться не бояться ошибок, поверить в себя.
— Админ: Смущает ли вас, когда на выставках ваши работы находятся рядом с работами начинающих?

— Лия: нет, нисколько. У нас была знакомая галеристка, которая говорила: «Смотрите с кем стоите рядом». Когда-то мы и сами смотрели, с кем стоим.
Сейчас нас это абсолютно не смущает. Теперь уже часто другие авторы очень гордятся тем, что выставлялись рядом с нами.
— Вадим: у Высоцкого есть замечательные слова, которые можно сделать нашим девизом, - «Я себе уже всё доказал». Нас невозможно сравнить, перебить, то есть мы не лучшие, мы другие.
— Админ: Как относитесь к критике? Задевает?
— Лия: с юмором. Нет, ну, конечно же, нам важно мнение профессионалов, искусствоведов. Но также интересно послушать и отзывы простых зрителей. Это очень интересно! Некоторые даже предлагают их доработать, покрасить губки, добавить бантик. Мы называем это «зрительское соавторство». Такое происходит, когда человек «присваивает» себе работу, даже если не может её купить. Но мы никогда не дорабатываем, хотя идеи могут быть интересны.
— Вадим: мы бы восприняли критику профессионального искусствоведа, но у нас эта тема, к сожалению, совершенно не развита.
Ещё очень интересно сидеть на стенде, на выставке и наблюдать за проходящей мимо толпой народа. Мы заметили, что люди делятся на тех, кто проходит мимо и тех, кто останавливается. Когда-то, давно, останавливающихся было немного. Но со временем их стало всё больше. И это очень приятно потому, что мы, как видно, доказали - куклы могут быть в том числе и такими.
— Админ: Как вы отдыхаете? Устаёте ли от творчества?
— Лия: нет, не устаем, у нас очень разнообразная жизнь, мы участвуем в выставках, ведём учеников.
— Вадим: мы живем по расписанию, работа, прогулка, трудимся в саду на даче, вечером смотрим кино, распорядок очень важен.
— Админ: Есть ли авторы, которые вас вдохновляют?
— Лия: конкретных нет, но часто неким толчком становится поход в музей, например, в Пушкинский. Выходишь оттуда и чувствуется - хочется работать! Эта атмосфера, запах просто вдохновляют!
— Вадим: пока мы учились на искусствоведение, просмотрели терабайты фильмов по изобразительному искусству. Би-би-си делает хорошие фильмы, они отличны от советского искусствоведения, я имею ввиду они просто другие. И когда вся эта история искусства проходит мимо тебя, то, представьте себе, хочется тоже оставить свой след в этой истории.
— Админ: Кто ваш покупатель? Как выбирают работы?
— Вадим: наш человек выбирает сердцем. Дипломы ему ни к чему. Это проверено на себе. Статьи в прессе и дипломы важны на Западе, там про кого больше пишут, кто на слуху, тот и популярен. У нас человек влюбился в работу – и покупает.
— Админ: Мне почему–то кажется, что каждая ваша кукла обладает не только уникальным образом, но и своеобразным характером, так ли это?
— Вадим: есть у нас теория, что кукла – это такой энергетический кокон, который состоит из нескольких слоёв. Первый – это само понятие «кукла», которое сидит в самом человеке. Оно включает в себя и любимую игрушку и оберег. Дальше – это тот образ, который вложил художник. Следующий слой – это зрительское мнение. И, когда всё это соединяется, и всё внутри крутится, как химическая реакция, это мы и называем характером куклы. Такая вот небелковая форма жизни.

С другими работами Некуколей можно ознакомиться в их профиле https://molecus.com/users/NEKUKOLI/profile

Комментарии: 0